Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Мастера отечественного искусства  /

Екатерина Белокур – живопись цветов

 
—  
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  
—  

  Удивительна и по-своему уникальна живопись Екатерины Васильевны Белокур, крестьянки из села Богдановка на Киевщине. Больше двадцати лет минуло со дня кончины художницы, но все значительнее и самобытней кажется ее вклад в искусство. Потому и стоит вспомнить о пути народного мастера, пройденном с волевой и страстной целеустремленностью.

Щедрыми красками, солнечной добротой напитаны полотна Белокур. Они сродни народной песне, дарящей человеческие чувства всему в природе. И может показаться, будто родились эти красочные феерии легко и чуть ли не мгновенно – как мелодия в музыкальном произведении. На самом же деле долгие годы шла репетиция этой «мелодии», немало времени потребовалось юной художнице, чтобы осуществить свое призвание.

Е. Белокур. «Привет урожаю». Масло. 1946.
Е. Белокур. «Привет урожаю». Масло. 1946.

В поздних письмах, обнаруживающих незаурядный литературный талант, Белокур сама рассказывает о том, как с малых лет, уединившись где-то в уголке, пыталась углем на случайном куске полотна нарисовать хату, мельницу, деревья («и плакала над ними, и смеялась, как блаженная, что сумела так сотворить»), как сама училась натягивать на подрамник самодельный холст, писать акварелью на простой писчей бумаге. С сердечной благодарностью вспоминает она сельского учителя И. Г. Калиту, в чьей библиотеке впервые в 1924 году увидела альбом репродукций картин Третьяковки. А стихи великого кобзаря Т. Г. Шевченко открыли ей высокий и подвижнический смысл слова «художник» : «Днями и ночами мечтала, чтобы заслужить это прекрасное имя». Свое паломничество в Канев, на могилу великого поэта, она описывает как волшебную сказку: среди ровного поля вздымаются горы, достающие «аж до самого месяца», а в самой высокой из гор схоронен Кобзарь. Рядом же с могилой стоит хатка, где Катря видит первую в своей жизни картину маслом с играющим бандуристом. Легенда и быль, как и в самой живописи Белокур, сливаются здесь в затейливое единство, искусство становится плодом романтически преображенной природы.

Но и репродукции шедевров Третьяковки, и поэзия Шевченко (а также А. С. Пушкина, А. К. Толстого и других любимых поэтов) – все это лишь питательная среда таланта. А вот учителей живописи в прямом смысле у Катри не было. «Все то, чем моя работа ценна,- писала она позже,- то все мое собственное и добыто великой любовью или, говоря грубее, воловьим упорством. Ну а коли в работе моей и есть кое-какие огрехи, то некого винить в этом на стороне, ни школу, ни учителей».

Уже известной, признанной художницей, рассказывая о своих первых детских впечатлениях, Екатерина Белокур вспоминает цветы – синий цветочек в поле, увидев который с рук матери она перестала плакать, сплошную цветущую поросль в саду у соседей... Праздник, настоящий фейерверк растительной жизни одушевляет эти полотна, воплотившие в красках богатые традиции украинского цветоводства. Скромные вьюнки и ромашки, простоватые подсолнухи, маленькие синие звездочки барвинка, столь часто встречающегося в малороссийской обрядовой песне, соседствуют с пышной садовой флорой: мальвами, сиренью, лилиями, розами, настурциями, георгинами, гвоздиками, флоксами, ирисами.

Художница почти никогда не изображает букеты, предпочитая писать цветы вместе с напитавшей их почвой, как живые средоточия энергии увядания и роста, робкого прозябания и буйного обновления. Нигде таинственные ритмы природы не предстают столь обнаженно и зримо, как в цветах, – это наблюдение автора «Синей птицы» Мориса Метерлинка невольно приходит на ум перед картинами Белокур, то пронизанными трепетным движением, то чинно застывшими, как в некоем роскошном гербарии.

Е. Белокур. «Букет цветов». Масло. 1960.
Е. Белокур. «Букет цветов». Масло. 1960.

Заранее отводя обвинения в «мелкотемье», Екатерина Васильевна писала с добрым прямодушием: «Не говорите мне, что вы недовольны моей работою из-за того, что я, дескать, пишу одни цветы. Как же их не писать, когда они так красивы? Как придет весна да зазеленеют травы, а потом и цветы зацветут – ой боже ты мой! Как глянешь кругом – этот хорош, а тот еще краше, а вон тот уж чудо из чудес! И будто они тянутся ко мне, да чуть ли не со словами: «Кто же нас будет писать, коли ты покинешь?» Свое живописное ремесло народная художница ощущала как долг перед родной природой, который надлежит исполнять ежедневно и ежечасно.

Не торопясь излить свою любовь в зыбких смутных образах-впечатлениях, она предпочитала работать над картиной долго и вдумчиво, до двух-трех лет не выпуская очередное цветочное созвездие из мастерской. Обычно в работе находилось сразу несколько картин – вспоминая признание самой художницы, можно представить, как они медленно вызревали, наливались красочным соком, словно втягиваясь в неторопливый круговорот времен года.

Немало соратниц по живописной «поэзии растений» было на Украине у Екатерины Белокур. Анна Собачко-Шостак, Параска Хома, Татьяна Пата, Мария Приймаченко и другие высокоодаренные художницы, следуя традициям крестьянских росписей хат, создавали красочные композиции на темы цветущей флоры, где древний мотив Древа Жизни преломился в фантастически пышном и нарядном узорочье.

Но есть и важное различие. У всех этих мастеров природа орнаментальна, символически-условна, торжественно недвижима в своей летней, вершинной зрелости. Полотна же Белокур с их трехмерным пространством, нередко темными фонами, усиливающими иллюзию глубины, – это подлинные драмы цветов, пронизанные психологизмом, подспудными, но трепетно ощутимыми отголосками человеческой душевной жизни. Этим картины художницы из Богдановки сродни голландской «живописи цветов» XVII века, то воспевающей неистощимую жизненную энергию растительного царства, то иносказательно повествующей о человеческих добродетелях. Не случайно художники подчас приветствовали Екатерину Белокур как мастера «чудесных картин-натюрмортов, таких тонких и высоких, как искусство голландцев, этих ультрареалистов, с картин которых вылетают пчелы, капает роса, а пестики на цветках выделяют пыльцу». Фольклор крестьянских росписей и жанр цветочного натюрморта, восходящий к голландцам эпохи барокко, соединяются в искусстве Белокур в изысканное целое.

Е. Белокур. «Колхозное поле.». Фрагмент. Масло. 1948–1949.
Е. Белокур. «Колхозное поле.». Фрагмент. Масло. 1948–1949.

Конечно, натурные ботанические наблюдения художницы не обрели бы такой ликующей одухотворенности, если бы память ее не впитала тех преданий и легенд, которыми растения окружены в народной, особенно свадебной поэзии. Для фольклора русского села более характерны полевые цветы, для деревни малороссийской – пышная садовая растительность, мальвы, барвинки, лилии... На летние праздники русскую избу украшали зеленью, украинскую же хату – нередко вдобавок еще и садовыми цветами. В поздние свои годы Екатерина Белокур вспоминала обычаи этих «клечальных» (в буквальном переводе – «зеленых») дней, когда хата превращалась в подобие сада с растениями-оберегами, призванными на целый год обеспечить мир и счастье в доме.

Садам на картинах художницы всегда свойственна проникновенная человечность, в них нет ни грана отстраненной описательности. Это либо воплощенная мечта о счастливой жизни (как в «Буйной поросли» или на полотне «В Богдановке у плотины»), либо тревога, как в соцветиях, пламенеющих на сумрачных фонах многих картин 40–х годов, отразивших скорбь от фашистского нашествия.

Как бы окутанные туманами аромата мальвы, ирисы, розы, лилии на полотнах художницы часто произрастают в обрамлении крепких древесных корней, воплощающих плодоносные силы земли. В зрелый период Белокур все чаще пишет лежащие на земле овощи и корнеплоды – зримый итог трудов земледельца, а в центре этих овощных натюрмортов иной раз помещает каравай, полновесный и бугристый, венчающий собою результаты сельской страды.

О колхозных трудах и днях народная художница любила рассказывать обобщенно, метафорически. Например, в известной ее картине «В Шрамковском районе на Черкасской земле» цветочный венок обрамляет буряки, крупное зерно и лежащие рядом с ними куски сахара. Манера Белокур живописать колхозные будни, минуя жанровый рассказ, вызывала критику. Отвечая на один из таких сердитых отзывов, художница изложила свои творческие принципы, пожалуй, наиболее подробно и веско. Критик упрекал ее, что поле с трактором в обрамлении цветов и винограда не имеет, дескать, ничего общего с натурой. Как не имеет? – дивилась Белокур. Сколько на краю нашей Богдановки «чудесных двориков с зелеными садочками, сколько там насажено и разных красивых цветов... А если тракторист, проезжая мимо, захочет напиться, то вот вам и трактор у плетня с цветами!»

Е. Белокур. «Огородные цветы.». Масло. 1952.
Е. Белокур. «Огородные цветы.». Масло. 1952.

Свой мир, полный щедрой и красочной живописности, Екатерина Белокур знала столь же проникновенно, как увлеченный агроном-энтузиаст свою опытную делянку. Символичен следующий факт. Как-то некий журналист составил о цветах на полотнах художницы столь расплывчато-восторженный очерк, что читатели газеты решили, будто речь идет о реальных цветах – каких-то новых невиданных гибридах. С иронией художница жаловалась, что ее засыпали письмами: одни просят прислать семена необычных цветов, другие – поделиться опытом подкормки почвы, а некий житель Винницкой области – так даже принять на работу цветоводом. «А что у меня цветов-то – куста три роз, куст любистока, да еще пижма, петушки и пионы». Курьез, конечно, но не лишенный глубокого смысла. Скромен и незатейлив был приусадебный цветник художницы, но сад, взращенный на ее полотнах, призван был и после смерти Белокур привлекать своей поэзией и высокой художественной правдой.

Екатерина Васильевна оставила ряд самобытных портретов, в поздние годы увлеченно занималась акварельным пейзажем. Но все же в историю украинского искусства она вошла прежде всего как «художница цветов», мастер жанра, основанного на замечательном опыте соединения принципов народной, «песенной» эстетики и приемов современной станковой картины. Страна высоко оценила заслуги Екатерины Белокур – ей было присвоено почетное звание народного художника Украинской ССР. В ее родном селе Богдановка воздвигнут памятник выдающемуся мастеру, а совсем недавно здесь же создан музей ее творчества. Неувядающие цветы Екатерины Белокур славят искусство Советской Украины, воплощают светлую творческую волю женщины-крестьянки, посвятившей свой талант красоте родной земли.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru