Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Мастера отечественного искусства  /

Юрий Ракша: «Хочу принадлежать своему великому времени»

 
—  
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  
—  

  Осмысливая долг художника перед обществом, перед искусством, перед самим собой, живописец и художник кино Юрий Ракша писал: «Хочу принадлежать своему великому времени». Слова эти он подтвердил творчеством и поступками. Наше героическое стремительное время стало одним из главных героев картин и киноработ мастера, оно составляет сюжетную основу и определяет лирическую тему большинства его произведений. Всю короткую жизнь художник жил в ногу со временем, взволнованно рассказывая о людях и событиях – далеких, близких, сегодняшних – правдиво, поэтично, просто.

Ю. Ракша. «Современники». Масло. 1970.
Ю. Ракша. «Современники». Масло. 1970.

Юрий родился в Уфе за несколько лет до войны. Отголоски сурового военного времени слышны в его порывистых автобиографических строчках: «Отчетливо помню скрип отцовской портупеи, запах ремней и шинели, помню вкус жмыха и картофельных очистков и еще каких-то трав и черных ягод, росших в овраге и по полянам. Светлая и печальная память детства». Память детства послужила много лет спустя образной основой полотна «Тыл». В картине отчетливы личные переживания, она почти натурна по состоянию и совершенно естественна благодаря отсутствию риторических шаблонов, чистым интонациям сопричастности народной судьбе. В центральном женском образе автор запечатлел портретные черты своей матери, углубив достоверность конкретного сюжета и одновременно усилив типическое начало в рассказе о русской женщине военных лет.

Человек – вот главный объект и цель искусства Ракши. На этом построена вся его творческая программа: «Меня неудержимо влекло к Человеку. Я хотел разглядеть, расшифровать, раскрыть его характер, найти своего героя... Его черты растворены вокруг, в моих друзьях, в знакомых и незнакомых, во мне самом. Все живущие на земле по-своему – герои нашего времени, современники».

Современники Юрия Ракши – это в широком смысле предки и потомки, отцы и дети, те, кто заложил и отстоял мир и счастье Родины, и те, кто приумножает ее богатство и славу сегодня. Не случайно полотно «И поет мне в землянке гармонь», воссоздаю-ш щее неповторимые настроения фронтовых воспоминаний ветеранов, их мужественный облик, композиционно и логически перекликается с картиной «Современники». Обе работы представляют собой групповой портрет, герои картин собрались за столом и увлечены беседой, их лица непосредственно и доверительно обращены к зрителю как к возможному собеседнику. Но действующие лица композиции «Современники» – молодежь, ровесники автора, люди творческого поиска и дерзкой мечты о завтрашнем дне, духовные наследники героического военного поколения.

С этой картины началось подлинное признание художника, его труд был отмечен премией Московского комсомола. Но работать над современной темой мастер стал гораздо раньше. Дипломом Ракши во ВГИКе, получившим оценку «отлично», были 16 эскизов к фильму, посвященному сегодняшнему дню. Киностудии «Мосфильм» художником отдано 17 лет. В соавторстве с интересными и разными режиссерами созданы ленты, принесшие подлинное творческое удовлетворение и обогатившие опыт мастера тематической картины наблюдениями и встречами в ходе съемок и эскизов.

Ю. Ракша. «Разговор о будущем». Масло. 1979.
Ю. Ракша. «Разговор о будущем». Масло. 1979.

Запомнилась работа над первым фильмом «Время, вперед!», творческое ученичество в киноколлективе, возглавляемом старейшим советским режиссером М. Швейцером. Напряженным было сотрудничество с А. Куросавой, доверившим русскому коллеге художественное воссоздание всей историко-этнографической части картины «Дерсу Узала». Военная, монументальная по образу, драматургия В. Быкова сблизила художника с настоящим другом и единомышленником Ларисой Шепитько. Наша работа, как вспоминал Ракша после выхода на экран и большого успеха «Восхождения», шла на такой высокой ноте, что захотелось и в живописи как бы повторить все это.

Разнообразного обширного материала, накопленного в кино, с избытком хватало и для осуществления станковых композиций. Служение двум музам – кино и живописи – породило в творчестве Ракши знаменательные параллели: это фильм «Время, вперед!» и полотно «Моя мама», лента «Восхождение» и картины на темы войны, съемки «Дерсу Узала» и пейзажный цикл о Приморье, киноэскиз к фильму «Веришь – не веришь» и полотно «Наша буровая»...

Подготовительный этап к ленте «Время, вперед!» пробудил глубокий интерес к теме новостроек, позже успешно закрепленный в ряде станковых полотен, и прежде всего в картине «Моя мама». Женские образы картины убедительны, они впечатляют благодаря счастливому сочетанию творческой интуиции автора и его жизненных наблюдений и обобщений. На полотне психологически точно и с определенной предметной наглядностью воссоздана атмосфера молодежной новостройки, приметы предвоенного быта. Сюжет построен ясно, графически чеканно. Это мажорная жанровая сценка с группой девушек, собирающихся после трудового дня на свидание, типичный скромный интерьер женского общежития, индустриальный пейзаж вдали за окном, мягко аккомпанирующий радостному состоянию портретной группы.

Ю. Ракша. «Земляничная поляна». Масло. 1977.
Ю. Ракша. «Земляничная поляна». Масло. 1977.

Основательна и кропотлива была подготовка автора к работе над фильмом. Полтора года жил он героикой и энтузиазмом первых пятилеток, создавая эскизы к ленте по раннему произведению В. Катаева. Изучал документальный и кинохроникальный материалы, образную структуру довоенных произведений А. Дейнеки, Г. Ряжского, А. Самохвалова, Ю. Пименова. Примечательно, что побудили к живописи, оказали влияние на Ракшу как художника его преподаватели по ВГИКу Ю. Пименов и Б. Неменский.

Тщательная подготовительная работа с документами эпохи отнюдь не увенчалась прямолинейным результатом – картиной на историческую тему. Полотно нежно и проникновенно сфокусировало лирическое ощущение времени. Подобное решение вызвано и глубоким чувством автора к матери, бывшей в рядах строителей Магнитки, и последовательным творческим методом художника, основанным на широком поэтическом осмыслении факта действительности. При таком методе не ослабляется историческое напряжение, эмоциональный колорит эпохи. Так, зрители – современники Магнитостроя отмечали в письмах к автору полотна «Моя мама» высокую психологическую достоверность произведения.

Те же достоверность и лиризм присущи картинам Ракши о сверстниках. Но чем так явно близка молодежь довоенных лет первопроходцам БАМа? На этот вопрос красноречиво отвечают живописные образы Ю. Ракши, доносящие до нас душевную чистоту и романтический порыв поколения 30–х годов, запечатлевшие мужественную красоту и нравственное благородство молодых, проложивших через тайгу стальные пути. На этот вопрос художник ответил себе сам, дважды побывав на БАМе, снова утвердившись в мысли об истинной духовной преемственности – от отцов к детям, от легендарной Магнитки к стройке века в Сибири. На БАМе стало понятно и очевидно не только единство прошлого и настоящего, но и будущего.

Ю. Ракша. «Моя мама». Масло. 1969.
Ю. Ракша. «Моя мама». Масло. 1969.

Об этом Юрий Михайлович вспоминал с воодушевлением: «Хотелось заглянуть в завтрашний день. Там меня встретили давнишние и знакомые звуки пилорамы, запахи свежего дерева, крашеных полов, беленых барачных комнат – все как из детства... Первое время было трудно, даже глядя на все своими глазами, отречься от шаблонных представлений и пластических решений. Но не хотелось заниматься репортажем... Мои картины о БАМе «Молодые зодчие» и «Разговор о будущем» родились уже в Москве, когда успокоился, когда не так разбегались глаза на детали. Хотелось меньше антуража – ближе к полюбившимся героям. Пришла мысль: они молоды, а значит, они немного из завтрашнего дня. Каким он будет, что предстоит им построить?! Вот почему мои герои изображены в момент глубокого раздумья, предрешенья, духовного сосредоточения».

...Художник и его герои остались молодыми. Быть может, не одно поколение будет считать их своими современниками и мысленно с них – строителей Магнитки и БАМа – начинать разговор о будущем.

Жизненные наблюдения в картинах Ракши освещены торжественной манерой подачи. Но эта торжественность чужда ложной театральности, а сродни интенсивному и сложному духовному миру современника. Жанровая природа картин художника заключается в сознательном противопоставлении состояния героев сюжетному действию. Поэтому для большинства полотен автор тщательно продумывал различные, но непременно фронтальные построения, способствующие беспрепятственному диалогу героев и зрителей.

Даже в последнем произведении – триптихе «Поле Куликово» живописец отказался от соответствующего теме батального решения, избрав и здесь картину состояния, но состояния драматичного, напряженного. Оно выражено в трех частях композиции с постепенным тревожным нарастанием: благословение на битву, проводы ополчения и момент духовного единения ратников перед битвой, который в полотне центральной части автор назвал древним емким словом «Предстояние».

Ю. Ракша. «Поле Куликово». Триптих. Масло. 1980.
Ю. Ракша. «Поле Куликово». Триптих. Масло. 1980.

Приступая к работе над триптихом, Юрий Ракша считал для себя будущее произведение самым современным. Действительно, оно нисколько не выпадает из общего контекста его творчества, не отступает от требований актуальности, тесной взаимосвязи прошлого и настоящего. «Если бы битва происходила сегодня, – размышлял художник, – я увидел бы на поле своих друзей... тех, кто рядом со мной, моих современников». Реализуя эту мысль, автор изобразил в картине Василия Шукшина, поместил среди соратников Дмитрия Донского и автопортретный образ, не говоря уж о том, что искал персонажей повсюду – в Москве, в деревнях. И хотя это давняя традиция отечественной реалистической живописи, в ней еще раз обнаружило себя стремление художника принадлежать своему времени.

Биение времени ощущается и в камерных по характеру произведениях Ракши. Он любил писать детей, природу. В его творчестве часто звучат мотивы семейного счастья. Но, изображая жену, дочь, друзей, художник вновь говорил о современниках, только на этот раз не о тех, которых встретил в поездках, на стройках, в киноэкспедициях, а о тех, кто был с ним рядом всю жизнь, кто согревал его помощью, заботой, участием. Поэтому и хочется закончить рассказ о художнике словами его жены, писательницы Ирины Ракши:

– Он стоял на ветру на балконе 17–го этажа своей новой мастерской и говорил с улыбкой: «Любимое дело. Любимая женщина. Любимый дом. Наверно, это и есть счастье». Он не знал тогда, что через год с этого балкона 1 сентября 1980 года утром, в день его смерти, его последняя главная картина «Поле Куликово» с еще не просохшими, свежими красками поплывет над городом как гордый символ Победы и Жизни. На веревках полотно будут бережно передавать из рук в руки все ниже, с этажа на этаж, а внизу картину уже будут ждать, чтобы увезти в Третьяковскую галерею...



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru