Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Уроки изобразительного искусства  /

С чего начинается живопись?

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  

 

Искусство живописи имеет одну
цель – восхищение красотой.        

Константин Коровин


Обучение живописи начинается с воспитания умения видеть. Но разве не все люди видят одинаково? Естественно, люди, лишенные дефектов зрения, в физическом смысле видят одинаково. Однако можно смотреть и не видеть.

И. Левитан. «Март». Масло. 1895.
И. Левитан. «Март». Масло. 1895.

Н. П. Крымов рассказывает, как М. А. Врубель возвращался с прогулки в Абрамцеве. Наступали сумерки, всходила луна. И набрел он на старый замшелый березовый пень. Спутники Врубеля прошли мимо, а он на другой же день начал и закончил в скором времени своего знаменитого «Пана».

– Ага, – вспомнит кто-нибудь, – и экскурсовод в музее рассказывал, как Суриков черную ворону на снегу увидел и написал «Боярыню Морозову».

Была и ворона на снегу. Было и пасмурное лето на подмосковной даче – Суриков задумал тогда «Меншикова в Березове». Но увиденное не всегда служит толчком к образу.

М. Врубель. «Пан». Масло. 1899.
М. Врубель. «Пан». Масло. 1899.

Вот «Последний кабак у заставы» В. Г. Перова. Ничего необыкновенного здесь художник не придумал. Все взял прямо из жизни. А сколько вложил подтекста! Нарисован кабак, а видишь трагический портрет всей пореформенной России. Или его «Учитель рисования». Сколько острой боли за человека, который долгие годы учился любимому делу, может быть, мечтал стать равным Брюллову или Иванову. Что помешало ему? Таланта ли не хватило, жизнь ли так сложилась, а только все закончилось крахом. В картинах Перова заметен, конечно, сильный повествовательный элемент. Но вот как «рассказать» картину И. И. Левитана «У омута»? Такие картины надо уметь видеть. Не каждому дано понять всю глубину их содержания.

И. А. Бунину приписывают слова о том, что писатель остается таковым до тех пор, пока не перестает удивляться. Так ведь и художник тоже. А в случае с картиной Левитана «У омута» – и зритель тоже.

Э. Дега. «Певица в зеленом». Пастель. 1884.
Э. Дега. «Певица в зеленом». Пастель. 1884.

«Написать картину нельзя и не нужно, должно поймать ее красоту», – говорил Врубель.

Видеть в обыкновенном необыкновенное, в частном – общее, в обыденном – сокровенное, видеть то, чего иной не заметит, даже не заподозрит, – вот в чем смысл художественного видения.

Основа индивидуального художественного видения складывается в детские и юношеские годы. Первопричина его – влюбленность в окружающую действительность, способность к «натискам восторга», по выражению Врубеля. Не погасить этот восторг – главная задача наставника. Ибо равнодушие есть смерть художественного видения.

К. Брюллов. «Гулянье в Альбано». Акварель, лак, карандаш. 1833.
К. Брюллов. «Гулянье в Альбано». Акварель, лак, карандаш. 1833.

Зрение художника обретается на занятиях и на выставках, в поездках на этюды и в походах, при чтении стихов, описании исторических событий и географических путешествий, повсюду.

Жизнь начинающего художника настолько богата впечатлениями, что его индивидуальность как бы тонет в жадном интересе ко всему виденному. Отбирать свое, сокровенное научишься не сразу. Здесь-то и важны совет и внимание учителя. Он должен угадать направление, в котором толкает ученика «натиск восторга».

Однако восторг необходимо разделить со зрителем. Ни один художник не мог еще и не сможет творить только для себя. Недаром сказал В. Г. Белинский, что искусство есть мышление в образах. Всякая мысль ищет быть высказанной кому-то, чувство ищет сопереживания. Как же найти художнику общий язык со зрителем? Единственный путь – мастерство. Добиться же последнего нельзя без постижения элементарных законов жизни.

В. Бялыницкий-Бируля. «Задумчивые дни осени». Масло. 1942.
В. Бялыницкий-Бируля. «Задумчивые дни осени». Масло. 1942.

«Живопись, – говорил выдающийся педагог и незаурядный художник П. П. Чистяков, – дело простое. Надо найти должный цвет и положить его на должное место». Однако, чтобы справиться с этим «простым делом», нужны опыт и знания. Обратимся к простейшим положениям науки о цвете.

Мы видим красоту окружающего нас мира потому, что все, что его составляет, различно окрашено. Зависит эта окраска от освещения. Мы знаем, что если на пути солнечного луча поставить стеклянную призму, то этот луч, преломившись в призме, дает на экране разноцветно окрашенную полосу – спектр. Когда солнечный луч проходит сквозь бесчисленные капли влаги, насыщающей воздух после дождя, в небе появляется радуга. Различают восемь цветов, составляющих спектр: пурпурный, красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Поверхность каждого предмета поглощает одну часть спектра и отражает другую. Зависит это от молекулярного строения поверхности предмета. Если почти весь спектр отражается поверхностью предмета, мы воспринимаем его цвет как белый. Если же весь спектр поглощается поверхностью, мы воспринимаем такой цвет как черный (или серый).

В. Перов. «Последний кабак у заставы». Масло. 1868.
В. Перов. «Последний кабак у заставы». Масло. 1868.

Цветок красного мака поглощает почти весь спектр, кроме красного. Лимон отражает желтые лучи с небольшой примесью зеленых, апельсин – оранжевые. Такой цвет называется локальным, точнее сказать, предметным.

Интересно, однако, что подлинного предметного цвета мы чаще всего не видим. На него существенно влияет целый ряд факторов.

Валер. Валер – по-французски «ценность», «качество», «достоинство». В живописи под словом «валер» понимают количество света в цвете. Ведь луч света может падать на предмет перпендикулярно, «в лоб», может падать под углом, а может и совсем не падать (тень). Валер – это светлотные градации, точнее, это оттенки локального цвета, образуемые количеством света в нем.

П. Кончаловский. «Натюрморт с зеленой рюмкой». Масло. 1933.
П. Кончаловский. «Натюрморт с зеленой рюмкой». Масло. 1933.

Окрашенность светового луча. Вспомните картину Левитана «Летний вечер». Зеленый лес, освещенный лучами заката, становится бронзовым. Предметный цвет изменяется в зависимости от окраски источника света (дневной свет, искусственное освещение, свет луны).

Удаленность объекта изображения от глаза изображающего. Так, дальний лес не зеленый, а голубой. Красно-оранжевый кирпичный дом, удаленный на значительное расстояние, лиловеет. Это явление мы называем воздушной перспективой.

Рефлекс. Это свет, который не идет непосредственно от источника света, а отражается рядом лежащим предметом (местный рефлекс) или окружающей средой (полутон). В картине Левитана «Март» тени на белом снегу густо-синие. Это и есть полутон: освещенное ярким весенним солнцем голубое небо рефлексует на эти тени.

К. Коровин. «Гаммерфест. Северное сияние». Масло. 1895.
К. Коровин. «Гаммерфест. Северное сияние». Масло. 1895.

Контраст светлотный и цветовой. Цветовое пятно никогда не воспринимается нами изолированно. Оно всегда связано с окружением. Например, серый квадратик бумаги на черном фоне кажется гораздо светлее, чем на белом. Темное пятно рядом со светлым представляется еще более темным, и, наоборот, светлое от соседства с темным как бы светлеет. Если расположить рядом две краски, которые находятся на «цветовом круге» друг против друга (так называемые дополнительные), то их цветовая насыщенность представится более интенсивной. Например, красный квадрат на зеленом фоне покажется нам гораздо насыщеннее того, что лежит на оранжевом.

Бесцветная, или ахроматическая, плоскость приобретает оттенок цвета, контрастный фону, окружащему эту плоскость. Одна и та же краска в зависимости от окружения может становиться то «теплой», то «холодной».

Итак, под влиянием различных факторов цвет предмета может сильно меняться.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru