Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Мастера мирового искусства  /

Эжен Делакруа – литографии к «Фаусту» Гёте

 
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  
—  
—  

  В 1820–х годах художник Эжен Делакруа был в расцвете творческих сил. Ему 30 лет, он признанный мастер, создавший картины, которые выдвинули его в число лучших художников Франции: «Данте и Вергилий», «Резня на Хиосе», «Казнь Марино Фальеро», «Смерть Сарданапала».

Э. Делакруа. «Фауст в своем кабинете». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Фауст в своем кабинете». Литография. 1828.

В них Делакруа наиболее полно отразил идеи прогрессивного романтизма, господствовавшего в то время во французской живописи, тяготение к передаче исторической правды, выраженной ярким, эмоциональным языком, заставляющим сопереживать зрителя, характерам сильным, цельным и страстным.

В 1828 году художник выполнил цикл литографий на тему «Фауста» И.-В. Гёте. В них он предстал таким же романтиком, как и в живописи.

Литографии к «Фаусту» – одно из самых оригинальных явлений в творчестве Делакруа. Они были выпущены отдельным изданием в 1828 году. Художник сразу же послал Гёте экземпляр парижского издания. Великий писатель высоко оценил иллюстрации и даже сказал, что толкование некоторых сцен богаче, чем у него самого.

Делакруа часто обвиняли в «литературности», отрицали его искусство во имя «чистой живописи». Сам мастер говорил, что художников Нового времени занимает почти исключительно красота и характер мазков кисти, а все остальное в картине они считают чем-то стоящим вне живописи.

Э. Делакруа. «Фауст и Вагнер замечают пуделя». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Фауст и Вагнер замечают пуделя».
Литография. 1828.


А ведь подобное обращение к литературным источникам связано с идеей синтеза искусств в романтизме. Стремление объединить различные искусства – одна из главных проблем эстетики этого направления. Связь литературы с музыкой проявлялась в насыщении поэзии музыкальными ритмами и интонациями. В музыку проникают литературные образы, сюжеты, темы. И наоборот, некоторые живописные произведения начала XIX века строились по законам музыки. Так, картина известного немецкого романтика М. Швинда «Симфония» состояла из четырех частей, имеющих музыкальные названия. Крупнейший немецкий писатель-романтик Новалис считал, что пластическое произведение искусства никогда не следует смотреть без музыки, а музыкальные произведения, напротив, нужно слушать в прекрасно декорированных залах. Поэзией же, по мнению Новалиса, следует наслаждаться совместно с тем и другим.

Известно, что Делакруа создавал монументальные полотна под звуки органа и хорала, которые действовали на него вдохновляюще. Многие мастера романтизма ярко выявляли себя в разных видах искусства. Так, писатель Э.-Т.-А. Гофман был, кроме того, рисовальщиком и композитором. Его опера «Ундина» пользовалась большим успехом у современников. Виктор Гюго, помимо великих романов, создал оригинальнейшие рисунки. Делакруа был и одаренным писателем, он оставил «Дневники» – замечательное литературное произведение, совмещающее в себе эпистолярный жанр, лирическое описание, меткое и хлесткое сравнение, тонкое эссе, философское обобщение.

Э. Делакруа. «Фауст и Маргарита». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Фауст и Маргарита». Литография. 1828.

Сам художественный метод Делакруа требовал обращения к литературным темам. Его художественное прочтение почти сливается воедино с творениями классиков, которые были для него источником вдохновения.

9 июня 1823 года он записывает в дневнике: «Почему не прибегать к противоядиям цивилизации, к хорошим книгам? Они укрепляют душу и дают ей спокойствие». А от 11 апреля 1824 года другая запись, как бы продолжавшая первую: «Что же следовало бы сделать, чтобы найти сюжет? Открыть книгу, способную вдохновить, и ввериться своему настроению! Есть книги, всегда оказывающие свое действие. Их-то, как и гравюры, и надо иметь под рукой. Это – Данте, Ламартин, Байрон, Микеланджело».

Свою потребность в сильных чувствах, в ярких и цельных характерах, необычайных темах романтики черпали из литературных источников. Литература давала толчок и могучему воображению Делакруа. Однако литературные сюжеты являлись лишь внешней канвой, а решение принадлежало самому художнику, никогда не забывавшему, что «природа – это словарь, по которому художник составляет предложения». Его произведения часто расширяли и дополняли оригинал, раскрывая новые, неожиданные аспекты. Особенно увлекло мастера творчество Данте, Ариосто, Тассо, Шекспира, Байрона, Мильтона, Вальтера Скотта и Гёте.

Э. Делакруа. «Появление Мефистофиля». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Появление Мефистофиля». Литография. 1828.

В 1825 году он познакомился с гётевским «Фаустом», под влиянием которого создал множество рисунков и литографий. Делакруа знал в то время только первую часть произведения, так как вторая еще не была завершена. Тем не менее фантазии романтика открывались здесь широкие просторы: средневековая Германия, необычайный сюжет, действие, то замкнутое в тесной каморке алхимика, то разворачивающееся в дикий разгул Вальпургиевой ночи. С самого начала Делакруа старался почувствовать и передать национальную немецкую образную специфику. В этих листах нет и намека на легкость и артистизм прежних работ художника.

В литографиях к «Фаусту» действие происходит главным образом ночью. Ноктюрн – тема, широко распространенная в романтическом искусстве, она часто встречается в творчестве романтиков-литераторов Ф. Новалиса, Л. Тика, Э.-Т.-А. Гофмана, Э. По, композиторов Ф. Листа и Р. Вагнера.

Каждая сцена «Фауста» Гёте представляет замкнутое в себе целое, где присутствует особая стилистика, свойственная только этой сцене. Делакруа прекрасно уловил эту особенность и делает каждый лист в «ключе», соответствующем замыслу Гёте.

Вот литография, изображающая кабинет Фауста из первой сцены. Зыбкие тени создают настроение беспокойства, которое охватывает Фауста. Его фигура, занимающая почти весь лист, громадное кресло, угол комнаты с куском окна, мерцающего в глубине, – все усиливает атмосферу тревоги, в которой задыхается герой: «Да, я во прахе! Полки по стенам меня мучительно стесняют, дрянная ветошь, полусгнивший хлам на них лежат и душу мне терзают».

Э. Делакруа. «Пирующие студенты». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Пирующие студенты». Литография. 1828.

На следующей иллюстрации Фауст и Вагнер замечают пуделя – Мефистофеля. Заходящее солнце. Фигуры Фауста и Вагнера живописными пятнами рисуются на фоне вечереющего неба. Несмотря на обобщенную манеру изображения, индивидуальность каждого персонажа остро выражена. Благородному, изысканному облику Фауста противостоит вульгарный Вагнер. Облик Фауста здесь совсем не тот, что в листе из первой сцены. Он значительно моложе. Этим художник как бы намекает зрителю на то, что произойдет с героем в дальнейшем.

Вот компания пирующих студентов в Лейпциге. Вино, добытое из деревянного стола, которым Мефистофель угощает гуляк, неосторожно проливают на пол, и оно превращается в огонь. «Да это колдовство! За голову его награда! Режь его!» – восклицает один из студентов, все вынимают ножи и бросаются на Мефистофеля. Тот останавливает их заклинанием: «Ум, смутися по словам! Ложный вид – предстань очам! Будьте здесь и будьте там!» В этом листе Делакруа максимально использует возможности литографии. Глубокая бархатистость теней и яркие вспышки освещенных мест ритмически чередуются и создают сильное движение.

Выразительны поза и облик Мефистофеля, восседающего на столе. Интересно решен образ Фауста. Его фигура, почти античный профиль напоминают классическую статую. Он намного выше окружающих, и эта разница в росте – намек на духовное превосходство Фауста.

Э. Делакруа. «Дуэль Фауста и Валантена». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Дуэль Фауста и Валантена». Литография. 1828.

В цикле «Фауст» особенно сильно впечатляют сцены на горе Брокен. Наступила Вальпургиева ночь. Во тьме, с трудом преодолевая ветер, который сметает все в пропасть, держась за ветви, Фауст и Мефистофель медленно поднимаются к вершине горы. Ярко вспыхивают вдали горные кручи. Сквозь свист ветра как бы слышится разговор Мефистофеля с Фаустом. Настроение смятенности достигнуто тем, что Мефистофель дан в сильном, спиралеобразном движении, одной рукой он держится за ветку сосны, а другая вытянута вперед, образуя мощный полукруг. Фауст по контрасту с Мефистофелем изображен четко в профиль. И только широкий шаг ритмически связывает его с фигурой Мефистофеля. В этом листе он предстает в ином обличье. Маска скептика на миг спадает с него. Он демоничен, он в своей стихии.

Фантастична сцена, где изображена ночная скачка Фауста и Мефистофеля. Ночь. Открытое поле.

Фауст и Мефистофель проносятся на вороных конях.

«Зачем они к лобному месту летят
«Не знаю, что с ними со всеми».
«И мечутся стаей, вперед и назад».
«Такое уж ведьмино племя».
«Кадят перед плахой, кропят эшафот».
«Вперед без оглядки, вперед!»

Лист исполнен подлинного волнения, драматизма, неистового движения.

Э. Делакруа. «Мефистофель представляется». Литография. 1828.
Э. Делакруа. «Мефистофель представляется». Литография. 1828.

Делакруа как-то записал в дневнике: «Основное свойство гения – это способность приводить в порядок, создавать композицию, сочетать отношения, видеть их более точно и более широко». Литографии к «Фаусту» отличаются глубиной мысли, оригинальностью прочтения великого творения Гёте, смелостью композиции.

На протяжении полутора столетий «Фауст» привлекал к себе внимание мастеров изобразительного искусства. Первым иллюстратором своего творения стал сам великий Гёте. Сохранились его рисунки карандашом и кистью, поражающие «космичностью» видения. В XIX веке «Фауста» особенно охотно иллюстрировали немецкие и французские классицисты и романтики. В начале XX века произведение стало источником вдохновения для многих выдающихся русских мастеров кисти. Особенно интересны панно М. Врубеля, отмеченные неуёмной фантазией и повышенной декоративностью. И в наше время художников продолжает вдохновлять это гениальное творение Гёте.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru