Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Мастера мирового искусства  /

Диего Ривера – великий мексиканский живописец

 
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  
—  
—  

  Когда в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, в Мексике уже семь лет шла революционная борьба. Вооруженные крестьяне выступили против диктатуры богачей и священников, помещиков, захвативших плодородные земли, против засилья иностранных капиталистов. Война была необычайно упорной и жестокой. Реакционная военщина злобствовала, американские войска дважды вторгались на территорию Мексики. Буржуазия изменнически поворачивала оружие против крестьянских отрядов, которыми руководили народные вожди Франсиско Вилья и Эмилиано Сапата. Восставшие проявляли героизм и одерживали замечательные победы.

Д. Ривера. «Сбор сахарного тростника». Фрагмент росписи во дворце Эрнан Кортеса в Куэрнаваке. 1929–1930.
Д. Ривера. «Сбор сахарного тростника». Фрагмент росписи
во дворце Эрнан Кортеса в Куэрнаваке. 1929–1930.


В феврале 1917 года была принята конституция. Часть помещичьей земли передали крестьянам. Впереди предстояли десятилетия сложной и трудной борьбы, но мексиканская революция 1910–1917 годов стала важной политической школой для трудящихся: вскоре в Мексике возникла коммунистическая партия, с которой связана деятельность крупнейших художников страны.

В 1920–х годах события мексиканской революции отозвались необычайно мощным подъемом искусства. Очень скоро лидеры нового искусства Мексики получили мировую славу и выдвинулись в число представителей прогрессивной культуры XX века. Это были Хосе Клементе Ороско, Давид Альфаро Сикейрос и Диего Ривера. Первый из них, Ороско, выполнил акварели «Мексика в революции» (1913– 1917), где запечатлел кровавые расправы реакционеров с революционными крестьянами. Сикейрос был офицером и активным участником революционного движения. В 1921 году он выступил с манифестом, провозглашавшим связь искусства и революции. Стать во главе нового движения было естественным для обоих художников.

Иначе складывалась поначалу судьба Диего Риверы. Он родился в живописном городе Гуанахуато, расположенном в горах. Мальчик из зажиточной семьи, Диего с детства наблюдал обычаи мексиканских горнопромышленных районов, знал замечательный фольклор страны, отлично разбирался в старинных ремеслах. Он прошел неплохую школу, учился в Мехико в Академии Сан-Карлос. Среди его учителей был прекрасный мастер пейзажа, один из создателей национального искусства, Хосе Мария Веласко. Молодой художник продолжил образование в Париже. До 1921 года он жил в Европе – большей частью в Париже, но также в Англии, Италии, Испании, возвращался в охваченную войной Мексику и вновь уезжал во Францию. Он блестяще пишет натюрморты, смелые и свежие по цвету, прекрасно рисует, и его работы имеют успех. Казалось бы, будущая карьера молодой звезды «парижской школы» полностью обеспечена. Однако в судьбе талантливого художника происходит поворот, на первый взгляд неожиданный, но естественный для отзывчивого, чуткого к современным революционным событиям мексиканца.

Д. Ривера. «Ночь бедняков». Фрагмент росписи 3–го этажа Министерства посвещения в Мехико. 1926–1929.
Д. Ривера. «Ночь бедняков». Фрагмент
росписи 3–го этажа Министерства
посвещения в Мехико. 1926–1929.


Ривера в 1921 году вернулся на родину, и происходящее там захватывает его полностью. Только что принятая прогрессивная конституция, талантливые, инициативные люди в руководстве, увлекательные начинания в области культуры и народного просвещения воодушевляют творческую молодежь. В Мексике открываются школы и библиотеки, в далекие деревни едут энтузиасты учить детей, художники также стремятся служить просвещению народа. Создается искусство, понятное и близкое простым людям, которое несет идеи социального освобождения и необходимые знания, его естественным местом представлялись стены общественных зданий.

Монументальная живопись виделась своеобразным учебником жизни, агитатором и пропагандистом, она нуждалась в языке, доступном каждому неграмотному бедняку. Диего Ривера изучал в Италии живопись Возрождения, он знал великую силу воздействия этого искусства и был готов использовать ренессансные приемы для просветительских и воспитательных целей. Но художнику и его друзьям было ясно и другое – мексиканские крестьяне, больше знакомые с ружьем и длинным ножом-мачете, чем с книгой и тетрадью, легче воспримут художественные образы в близкой их пониманию мексиканской традиции, чем в европейской. Поэтому национальные мастера стенных росписей изучают и перерабатывают приемы древнего мексиканского искусства. Часто можно прочесть, что Ривера и его друзья использовали мотивы и композицию древних фресок Мексики. Но такие росписи были открыты в джунглях на юге страны лишь двадцать лет спустя. Живописцы 1920–х годов замечательно угадали их стиль, хотя знали в основном живопись на керамике, рисунки и рельефы, да еще работы современных» народных мастеров-индейцев, расписывавших стены домов и кабачков-«пулькерий».

Переплетение ренессансных и мексиканских черт стало особенностью монументальной живописи Риверы: от итальянских традиций шли обобщенность форм, типизированные символические образы, общий гуманистический строй фресок, тогда как мексиканские истоки подсказывали обстоятельность, подробность рассказа о событиях, выразительные детали и условные, но знакомые каждому мексиканцу с детства обозначения природных стихий, отсюда же происходили приемы орнаментальной, плоскостной проработки поверхности стены.

Д. Ривера. «Сельская школа». Роспись во Дворе Труда Министерства прсвещения в Мехико. 1923–1929.
Д. Ривера. «Сельская школа». Роспись во Дворе Труда
Министерства прсвещения в Мехико. 1923–1929.


Но была еще одна традиция, наиболее близкая художнику, – это политическая графика революции. Одним из учителей Риверы был замечательный мексиканский график Хосе Гуадалупе Посада. Он сотрудничал во многих газетах и сделал свыше 15 тысяч злободневных гравюр на дереве – карикатур, шаржей, бытовых сценок, политических аллегорий. Художник учил Риверу создавать искусство, связанное с жизнью. Это были уроки не только мастерства, но и политической, социальной актуальности, острой, выразительной, понятной зрителям манеры повествования. Все это подготовило Риверу к роли одного из лидеров новой школы монументальной живописи.

В 1922 году по инициативе Сикейроса в Мексике возникает художественное объединение, назвавшее себя «Революционным синдикатом (то есть профсоюзом) работников техники и искусства». В том же году его руководители Ривера, Ороско и Сикейрос были приглашены вместе с другими художниками расписывать старинное здание Национальной подготовительной школы в Мехико. Там, в так называемом амфитеатре Боливара, были выполнены в 1922–1923 годах первые росписи Риверы. И техника их исполнения (энкаустика – живопись красками, приготовленными с горячим воском), и сложные аллегорические композиции оказались слишком громоздкими, недостаточно эффективными. В росписях сельскохозяйственной школы в Чапинго (1926–1927) Ривера выполнил замысловатые композиции с множеством обнаженных фигур. Но в главной работе двадцатых годов – росписях министерства просвещения в Мехико – художник решительно перешел к технике фрески, мощным, обобщенным реалистическим образам. В первые два года он расписывал внутренний двор министерства, где в открытых галереях представлен ряд величественных трудовых сцен.

Освобождаясь от надуманных аллегорий и второстепенных деталей, художник создал лаконичные и суровые по духу композиции во «Дворе Труда», как он стал называться по фрескам Риверы. Потрясает сцена «Спуск в шахту», где по двум спиральным лестницам, под тяжелыми сводами, спускаются с лопатами, кирками и досками согнутые фигуры шахтеров, исчезающие в черном проеме входа. Могучий ритм движущихся фигур производит впечатление огромной силы, напряжения, тяжести подневольного труда. Не менее впечатляет сцена «Сахарный завод», разделенная на три яруса: вверху плотная группа из трех рабочих разделывает связки сахарного тростника, четверо размешивают шестами густой сироп, внизу пять рабочих заполняют формы жидкой массой. Сцена отличается цельностью, единством ритма.

Д. Ривера. «Сахарный завод». Роспись во Дворе Труда Министерства прсвещения в Мехико. 1923–1924.
Д. Ривера. «Сахарный завод». Роспись во Дворе Труда
Министерства прсвещения в Мехико. 1923–1924.


В 1925 году Ривера расписал новый двор, названный «Двором празднеств», поскольку сюжетом для него стали шумные народные праздники, изобилующие яркими красками, увлекательными подробностями. Под влиянием древнего искусства Мексики изображение приобрело характер развернутого красочного ковра. Завершили работу Риверы в министерстве просвещения фрески третьего этажа (1926–1929) на темы двух революционных песен, так называемых «корридос». Сцены заключены в тесные арки и украшены развевающимися лентами, на которых начертаны песенные тексты. Сюжеты фресок разнообразны, здесь можно найти гротескные образы буржуа и буржуазной интеллигенции, карикатуры, политическую графику и лирические сцены народной жизни. Знаменитой стала фреска «Ночь бедняков», нижнюю часть которой заполняют плотные, объемные фигуры спящих после трудового дня крестьян, женщин, детей. С большой любовью рисует художник неловкие позы уставших людей, погруженных в недолгий, чуткий сон.

Росписи министерства просвещения завершались, когда мексиканская реакция начала наступление на демократические завоевания революции. Пришедший в 1924 году к власти президент Кальес поставил задачей уничтожить созданные фрески и воспрепятствовать появлению новых. Художники, связанные с коммунистической партией и Революционным синдикатом, подверглись гонениям. Часть росписей варварски уничтожила банда реакционной молодежи, синдикат был распущен. Начался период длительной борьбы за сохранение традиций революционной монументальной живописи.

В 1927–1928 годах Диего Ривера приехал в СССР. Здесь он нашел единомышленников и союзников, стал одним из основателей объединения «Октябрь», где сотрудничал с художниками Дейнекой, Моором, архитекторами братьями Весниными, кинорежиссером Эйзенштейном. Соприкосновение с советской культурой дало Ривере новые творческие импульсы.

Возвратившись в Мексику, он взялся за свою крупнейшую работу – росписи Национального дворца в Мехико, начатые в 1929 году и оконченные уже в 1950–х. годах. Были выполнены фрески, представляющие многовековую историю Мексики. Это как бы грандиозная эпопея, многоголосая оратория, в которой переплетаются судьбы давно исчезнувших и ныне живущих народов. Реальность и фантазия, археологические и этнографические детали, народные сказки, люди и божества сплетаются в единое целое. Европейские и мексиканские элементы искусства Риверы образуют здесь прочный сплав.

Д. Ривера. Фрагмент росписи в Институте изящных искусств в Детройте (США). 1932–1933.
Д. Ривера. Фрагмент росписи в Институте изящных искусств
в Детройте (США). 1932–1933.


Одновременно в 1929–1930 годах он расписывает другое знаменитое здание колониального периода, построенное в XVI веке, – дворец завоевателя Мексики Эрнана Кортеса в древнем индейском городе Куэрнаваке. Эти росписи просты, гармоничны и строги. Повествуя о драматичных эпизодах истории своей родины, кровавом порабощении мексиканских народов, художник избегает преувеличений. У мастеров итальянского и нидерландского Возрождения Ривера находит выразительные ритмы, гибкие, упругие линии, мощные объемы, и это помогает ему создать впечатляющие исторические сцены: клеймения рабов, сбора сахарного тростника, обращения индейцев в христианство.

Ривера получает международную известность, его приглашают в США, где в 1932–1933 годах он расписал стены Института изящных искусств в центре американской автомобильной промышленности Детройте. Здесь формируется новый стиль художника – сложнейшее переплетение сцен, деталей, символов, – превращающий фреску в загадочную картину. Другие выполненные в США работы приобрели характер политических памфлетов. Росписи Рокфеллеровского центра в Нью-Йорке были уничтожены заказчиками, поскольку Ривера избрал их темой единение рабочих в борьбе с империализмом, а в центре изобразил В. И. Ленина.

Когда художник возвратился в Мексику в 1934 году, наступил новый этап в развитии национальной монументальной живописи. Большая группа талантливых архитекторов начала воздвигать общественные здания, в интерьерах и на фасадах которых много места отводилось живописи и рельефам. Гигантские росписи теперь покрывают наружные стены, придавая новый облик кварталам и архитектурным комплексам, таким, как Университетский городок и Олимпийский стадион.

Ривера стал одним из активных участников нового строительства. Он создает фрески в отелях, больницах и все больше начинает использовать мозаику, рельеф, синтетические материалы. Художник выступает как крупный мастер оформления грандиозных плоскостей, величественных архитектурных ансамблей, своего рода дирижер коллективных работ.

Д. Ривера. «Спуск в шахту» Роспись во Дворе Труда Министерства просвещения в Мехико. 1923–1924.
Д. Ривера. «Спуск в шахту» Роспись во Дворе Труда
Министерства просвещения в Мехико. 1923–1924.


Знаменитая монументальная работа Риверы – оформление построенного в 1951–1953 годах Олимпийского стадиона в(Мехико. Здесь мастер использовал рельеф из синтетических материалов на бетонной основе. Его поверхность была покрыта мозаикой из естественных камней. Тогда же художник создал другое крупнейшее произведение – украшение водораспределительной камеры реки Лерма. Центральный мотив – скульптурная голова древнемексиканского бога воды Тлалока, выложенная мозаикой. В этих работах Ривера постоянно обращается к декоративным мотивам и орнаментам, красочной гамме и пластическому языку древней Мексики, крупнейшим знатоком которой он был. Грандиозные размеры рельефных фигур, скульптурная обработка объемов связаны с древней национальной традицией. Не случайно Ривера выступает в этот период как архитектор. Совместно с известным мексиканским зодчим и художником Хуаном О’Горманом они строят в 1945–1964 годах музей – пирамиду Анаукальи наподобие древних пирамид. В этом оригинальном здании размещает собранные им богатые коллекции искусства древней Мексики.

Большие монументальные работы Риверы последних лет жизни носят по преимуществу декоративный характер, но это не значит, что политическое звучание его творчества идет на убыль. В картинах, рисунках, литографиях, стиль которых несет печать монументального строя главных работ Риверы, а также в интерьерных росписях художник откликается на актуальные политические события. Он не перестает ощущать себя пропагандистом и агитатором в искусстве. Деятельность художника все теснее связывается с коммунистической партией, членом Центрального Комитета которой он был. Диего Ривера известен как активный борец за мир, недаром ему была присуждена Международная премия мира. Он являлся также председателем Общества мексикано-советской дружбы. В 1955–1956 годах Ривера во второй раз посетил Советский Союз. Он выполнил цикл рисунков и картин, посвященных нашей стране, но эта работа осталась незавершенной. В 1957 году Диего Ривера умер в Мехико.

Искусство великого мастера, как и его политическая деятельность, не лишены противоречий и ошибок, но в своем творчестве он поднимался до величественного и правдивого отражения жизни в острых конфликтах и классовых столкновениях. Художник выразил драматические события мексиканской истории в столь ярких и монументальных образах, что его имя стоит в ряду крупнейших деятелей культуры нашего столетия.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru