Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Музеи и архитектурные памятники  /

Ожерелье Кижей

 
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  

  Заонежье обладает огромной притягательной силой. Люди приезжают сюда из самых разных мест. Одни – полюбоваться на знаменитые Кижи, другие – остаться наедине с природой, третьи – на рыбалку или охоту. И у каждого, кто сел летом в лодку или встал зимой на лыжи, возникает проблема, как найти путь среди сотен островов, заливов, проливов.

Ансамбль Кижского погоста. XVIII–XIX вв.
Ансамбль Кижского погоста. XVIII–XIX вв.

Этот же вопрос, очевидно, возникал и у первых новгородских переселенцев, осваивавших богатые северные края, и у многих других людей, проходивших тут позже. В наше время суда находят фарватер по белым треугольникам перевальных столбов, на которых ночью загораются к тому же огни. Добавьте сюда различные бакены, вешки и тому подобное. А вот какими ориентирами был отмечен безопасный путь в кижских шхерах в старину?

Непростую эту проблему наши предки решили гениально просто: ориентирами им служили хорошо видные издали еловые рощи с часовнями в них. Как появились эти рощи, неизвестно: может, их не трогали при рубке, а может, специально высаживали молодые деревья. Но подобная система створных знаков действует и по сей день – современные треугольники створов, установленные по всем правилам судоходства, расположились у подножия тех самых рощ, постоянно подтверждая правоту народных мастеров.

В этих-то древних рощах и располагались небольшие часовни. Организуя и упорядочивая окружающее пространство, они вместе со своим зеленым обрамлением играли роль архитектурного центра для расположенных рядом деревушек в несколько домов. И вот что поразительно: архитектурно-ландшафтный прием зодчие из народа воплощали каждый раз по-новому, тщательно учитывая особенности конкретного места!

Чтобы сполна ощутить разнообразие жемчужин кижского «ожерелья» и их неразрывное единство с природой Севера, нужно пройти весь древний путь от часовни к часовне. Лучше предпринять путешествие зимой – этот «великий художник» наиболее эффектно показывает архитектуру. А тоненькая ниточка лыжни в белоснежных просторах – самый красноречивый свидетель того, как человек находит дорогу по ориентирам, поставленным здесь столетия назад...

Первой будет встреча с деревней Корба. На узком мысу – еловая роща, а рядом с ней высится часовня. Удивительно близки они друг другу – остроконечные ели и шатер колокольни. В резком, против солнца, освещении силуэт ее можно, пожалуй, принять за одно из деревьев рощи. Сама часовня Знамения построена по известной схеме – «кораблем»: сени, трапезная и собственно часовня. Вертикаль колокольни преобладает над горизонталью других помещений. Основа композиции – восьмерик звонницы с живописными переливами светотени, а венчает звонницу изящный шатер с луковичной главкой, покрытой лемехом. Крыльцо асимметричных очертаний вносит еще одну своеобразную нотку.

Декоративное убранство сосредоточено наверху – это подзоры, пущенные по верхней грани четверика и свисающие кружевом из-под воротника шатра. Богато украшено и крыльцо – декоративные элементы играют здесь роль масштаба, примиряющего размеры человека и сооружения.

Часовня Знамения Богородицы в деревне Корба. XVIII в.
Часовня Знамения Богородицы в деревне Корба. XVIII в.

Как и многие другие памятники древнерусского зодчества, в прошлом часовня имела иной цветовой образ. Столбы звонницы были красными, зелеными и синими, подзоры – тоже красными, и все сооружение выглядело по-народному празднично. Значение такого приема в северной архитектуре велико, причем использовались контрастные цвета, и чем меньше была деталь, тем интенсивнее окраска. Так достигалось устойчивое восприятие архитектуры независимо от капризной карельской погоды – то пасмурной, то туманной.

В часовне сохранилось внутреннее убранство, роспись потолка, принадлежащая кисти заонежских мастеров XVIII–XIX веков. Облака художники трактуют неожиданно – в виде чередующихся красных и фиолетовых полос, а на тяблинах изображены фантастические бутоны цветов. Это очень характерно для народного искусства Заонежья.

От Корбы за гладью озера уже виднеется Кижский погост, но направиться к нему напрямую нельзя – впереди опасные мели, где зимой образуются промоины, не замерзающие даже в лютые морозы. Безопасный путь укажет роща деревни Воробьи.

Селение расположилось у подножия холма, вершину которого торжественно венчает часовня Кирика и Улиты в окружении елей. Она гораздо непритязательнее своей соседки из Корбы. Постройка состоит из двух механически соединенных срубов – восточного, построенного в конце XVIII века, и западного, перевезенного из другого места в 1885 году. Обе эти части по своим пропорциям схожи между собой, благодаря чему и достигнуто стилистическое единство. Безвестные зодчие скупо использовали декор – нехитрая резьба причелин, столбов звонницы, потоков. Крыльцо вовсе лишено отделки. Поэтому внимание невольно обращается на конструктивные элементы: фундамент из известняка, сложенные «в обло» клети срубов, крыша «по протокам и курицам» – приемы, хорошо известные в народном творчестве с XVII века.

Аскетичный облик памятника наводит на мысль, что главное здесь – гигантские ели вокруг, эти природные маяки для плывущих по озеру. Кижский погост кажется отсюда совсем близким – человек, как известно, склонен приуменьшать большие расстояния и уже весь остальной путь проходит под магическим влиянием многоглавых храмов. При движении погост оживает, его силуэт изменяется, напоминая то корабль под парусами, то какое-то неведомое существо – образы бесконечны! Летом, зимой, на закате, в тумане – всякий раз по-разному воспринимается этот уникальный шедевр народного зодчества... Но мы не будем заходить за ограду, ведь впереди уже виден крохотный шатер звонницы и россыпь домиков: Васильево.

Колокольня часовни Параскевы Пятницы и Варлаама Хутынского в деревне Подъельники. XIX в.
Колокольня часовни Параскевы Пятницы и Варлаама Хутынского в деревне Подъельники. XIX в.

Часовня Успения в этой деревне – одно из древнейших сооружений острова Кижи. Во второй половине XVII века была срублена постройка из двух частей – сама часовня и низкая трапезная. И только через два века облик ее изменился – появились сени с колокольней. Центром композиции остался восточный сруб. Как и в Воробьях, памятник в Васильеве украшен весьма скромно – соперничать с феерическим многоглавием хорошо видного отсюда Кижского ансамбля бессмысленно. Продолжая сравнение двух часовен, отметим, что схожи и схемы их композиции – традиционный «корабль». Но на этом сходство кончается.

Вспомним, что сооружения народного зодчества чутко реагировали на природное окружение. А в Васильеве вместо крутого холма низина до самого озера. Часовня в Воробьях и в окружении высоких елей видна издали, тут же зона восприятия ограниченна. Да и человек в первом случае видит сооружение снизу, на фоне неба, а во втором – с соседних возвышенностей, на фоне земли и воды. Вот почему высота воробьевской постройки умышленно подчеркнута высоким подклетом и колокольней, а для Успенской часовни главное – ее прямое назначение, на что указывают размеры главного помещения. Даже такая деталь не случайна. В Воробьях главка клети приникла к крыше, а маковица колокольни гордо возвышается на высоком барабане. В Васильеве все наоборот – крупная главка над восточной частью даже поставлена на большой восьмерик!

Такой тонкий учет особенностей зрительного восприятия характерен для традиционного зодчества Севера. Современные психофизиологи утверждают, что основную информацию об объекте человек получает через его силуэт, причем наиболее важны точки перелома – именно на них фиксируется внимание. Народные мастера, похоже, знали об этой закономерности, особое внимание уделяя силуэтам своих построек. От деревни Васильево, кстати, хорошо виден характерный абрис нескольких остроконечных елей, выступающих за кромку леса. Рощица эта будоражит любопытство, заставляя снова двинуться в путь к деревне Подъельники.

Постепенно приближаясь, трехсотлетние ели полностью завладевают вниманием. А потом перед человеком, привыкшим к гигантским размерам деревьев, предстает крохотная часовенка, приютившаяся под их косматыми лапами. Кажется, они не могут существовать друг без друга – эти ели-великаны без своего маленького дитяти и часовенка без могучих деревьев-опекунов. И вдруг понимаешь, что она образовала какой-то особый, очеловеченный масштаб окружающей природы.

Сооружение по высоте соразмерно человеку, но это не сразу заметишь из-за долгих скатов кровли. Высота ограждения звонницы нарочно увеличена, и от сопоставления его с другими деталями часовня кажется еще меньше. В полном согласии с окружающей природой и декор – главки удивительно похожи на маленькие боровики на толстых ножках. И тем более поразительно, что этот памятник появился в середине XIX века – время упадка народной архитектуры. Очевидно, все дело в силе традиций, преподавших нам наглядный урок образности.

Часовня Успения Богородицы в деревне Васильево. XVII–XVIII вв.
Часовня Успения Богородицы в деревне Васильево. XVII–XVIII вв.

Недалеко от Подъельников расположено еще одно небольшое поселение. От оживленного фарватера деревня Еглово отделена островками, и образовавшаяся заводь надежно защищена от ветров. Дома выстроились на северной стороне острова, главными фасадами они обращены на озеро. И вот перед фронтонами их на миниатюрном островке диаметром в семь метров поставлена часовня. Стоящие друг против друга/они будто ведут неторопливый разговор в уютном пространстве заводи. К сожалению, деревня сейчас пустует, памятник находится в аварийном состоянии. Совершенно ясно: нельзя допустить, чтобы исчезло с лица земли поселение, несмотря на то, что часовня далека от совершенства и дома построены в XX веке. Важно сохранить сами образцы взаимосвязи народной архитектуры с природой, поскольку принципы эти могут найти применение и в наши дни.

Завершая маршрут, посетим еще Волкостров. Часовня Петра и Павла видна издали, хотя возле нее нет высоких деревьев. Возводя последний архитектурный маяк на пути в Великую губу, народные мастера рассчитывали только на силу искусства. Великолепный силуэт зрительно организует огромное пространство. Поэтому и размеры часовни больше, чем в других селениях, и членения крупнее. Любуются ею и жители деревни, которые видят сооружение вблизи: все детали, большие и малые, выполнены с поразительным вкусом и чувством меры. Вроде и каноны те же – восточный сруб с главкой, трапезная, колокольня, дощатое крыльцо с южной стороны. Но общая схема растворяется в деталях, присущих только этому памятнику архитектуры. Сруб самой часовни как бы вырастает из общей двускатной крыши, с севера и юга постройку опоясывает гульбище с безупречной прорезью балясин, оконные наличники состоят из кронштейнов и наклонных сливных досок. Вся постройка какая-то очень праздничная, заставляющая вспомнить о древнерусских хоромах.

Памятник претерпел обычное для многих заонежских часовен изменение: в XVII веке возведен восточный сруб, остальные части пристроены в XVIII веке. Но такую разновременность неискушенный зритель обнаружить не в состоянии – так цельно выглядит весь объем постройки. Разве это не пример преемственности в искусстве, когда столетие спустя внуки достойно продолжают дело своих предков!

Памятники, с которыми мы сегодня познакомились, сотворены несколькими поколениями северян. Строителей объединяло многое, но главное – сама неповторимая земля Заонежья. Это чувствуешь постоянно. И это позволяет говорить о кижском «ожерелье» как об удивительно цельной и гармоничной увертюре к торжественной симфонии Кижей.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru